?

Log in

человек на букву А
мне ли петь, прибирать к рукам ноты?
Свежие записи 
30-апр-2030 01:45 am - Человек на букву А

Здравствуй, дорогой мой читатель.

Немного для знакомства. Зовут меня Ася Чащинская. 
(Асча), пою, играю на роялях, создаю музыкальные и поэтические штуки. ас4а вконтакте
Закончила колледж как теоретик музыки, два года работала в цирке, затем поступила в ГИТИС. Сейчас я осваиваю профессию режиссера музыкального театра. Где-то в интернетах можно обнаружить мои песни, постановки, моё участие в спектаклях. А ещё с недавних пор меня можно назвать профессиональным композитором.

Названием журнала стала фраза моей учительницы по музыкальной психологии.
люблю Заболоцкого. Недавно я по-новому для себя прочитала его стихотворение "Прохожий", что натолкнуло меня на ряд мыслей, в некоторой степени, возможно дерзких. Так или иначе, я захотела этим своим вИденьем поделиться.

Для начала напомню само стихотворение:

Прохожий

Исполнен душевной тревоги,
В треухе, с солдатским мешком,
По шпалам железной дороги
Шагает он ночью пешком.

Уж поздно. На станцию Нара
Ушел предпоследний состав.
Луна из-за края амбара
Сияет, над кровлями встав.

Свернув в направлении к мосту,
Он входит в весеннюю глушь,
Где сосны, склоняясь к погосту,
Стоят, словно скопища душ.

Тут летчик у края аллеи
Покоится в ворохе лент,
И мертвый пропеллер, белея,
Венчает его монумент.

И в темном чертоге вселенной,
Над сонною этой листвой
Встает тот нежданно мгновенный,
Пронзающий душу покой.

Тот дивный покой, пред которым,
Волнуясь и вечно спеша,
Смолкает с опущенным взором
Живая людская душа.

И в легком шуршании почек,
И в медленном шуме ветвей
Невидимый юноша-летчик
О чем-то беседует с ней.

А тело бредет по дороге,
Шагая сквозь тысячи бед,
И горе его, и тревоги
Бегут, как собаки, вослед.



Для начала, странно, что обнаружив параллели между этим стихотворением и всевозможными примерами русской литературы, исследователи не говорят, о, как мне кажется, самой очевидной ассоциации. С "Ночным смотром" в переводе Жуковского. Прочитайте первую строфу "Прохожего":

Исполнен душевной тревоги,
В треухе, с солдатским мешком,
По шпалам железной дороги
Шагает он ночью пешком.


Затем строфу из "Ночного смотра":

В двенадцать часов по ночам
Из гроба встает полководец;
На нем сверх мундира сюртук;
Он с маленькой шляпой и шпагой...


Ночное время, безымянный герой, которого мы различаем лишь по деталям военной формы. Разве не чувствуется родство? Время написания стихотворения - 1948 год, война окончена, куда и откуда ночью может идти человек с солдатским мешком?
Понятно, что в балладе Жуковского речь о Наполеоне, это совсем другая война, но если мы видим, что здесь тот же "заход", то всё стихотворение мы можем прочитать совершенно по-другому.
У Лотмана и других исследователей можно найти вполне подробный анализ этого текста, где будут разбираться созвучия, противопоставления образных сфер жизни-смерти, вечности-мгновения, зимы-весны. И всё это, как мне кажется, верно за исключением одного важного вывода. Исследователи выделяют, что в стихотворении два персонажа, с которыми и связаны все противопоставления, один - бредущий по путям солдат (раз у него солдатский мешок), другой - лежащий в могиле лётчик. Солдат приходит на кладбище и происходит некая "беседа".
Но неспроста я упоминаю о "Ночном смотре", и вы уже догадываетесь, к чему я веду. Два персонажа, оба солдаты, один - в могиле. Сослуживцы - заключают исследователи - один умер, другой остался жить, вот вам и темы вечности, смерти, покоя...
А что если забыть всех этих исследователей и взглянуть на текст смелее?
Что если прохожий и лётчик - это один персонаж? И этот самый лётчик встает по ночам из могилы, как в балладе? Иначе зачем он бродит в этих местах ночью, один, на кладбище.
Но постойте, скажите вы, кто же тогда с кем разговаривает? Ведь там явственно выделяются два персонажа и между ними происходит беседа.
Читаем дальше:

Тот дивный покой, пред которым
Волнуясь и вечно спеша,
Смолкает с опущенным взором
Живая людская душа.


Что если это не оборот речи? А действительно душа.

И в лёгком шуршании почек,
И в медленном шуме ветвей
Невидимый юноша лётчик
О чём-то беседует с ней.

Здесь обычно исследователи удивляются перемене погоды. Если солдат шёл в треухе, значит - зима, но как же шуршание почек? Как могла так быстро наступить весна? Могла, если это время в метафизическом плане. Тут можно говорить о том, что разговор души и тела происходит вне времени. Или постоянно повторяется, каждую ночь. А можно представить вполне буквальное объяснение: солдат весной в тёплом треухе, потому что он теперь всегда одет так, как когда-то погиб.

Так или иначе, если мои догадки показались вам убедительными, и это действительно посмертный разговор души и тела, то следующая строфа должна вызвать в нас совершенный ужас, так как Заболоцкий неожиданно производит подмену:

А тело бредёт по дороге,
Шагая сквозь тысячи бед,
И горе его и тревоги
Бегут, как собаки, вослед.


Если тело бредёт по дороге, то значит, в могиле осталась душа. Душа в могиле.

И вот теперь можно обратиться к строфе из середины стихотворения:

Свернув в направлении к мосту,
Он входит в весеннюю глушь
Где сосны, склоняясь к погосту,
Стоят, словно скопища душ


Скопища душ. Как кладбище, на котором хоронят не тела, а души.

Вот такая трагедия. Не два сослуживца, не некий просто прохожий, рассуждающий о смерти над могилой неизвестного героя войны.
Душа забыта, оставлена в могиле. А тело брошенное, бездушное шагает сквозь тысячи бед. Тело отделено от души, и даже горе и тревоги отделены от него. Они как собаки, гонят его, кусают, преследуют, покуда тело отдаляется от души.

Но, возможно, потеря эта ощущается, поэтому, безымянный герой, "исполнен душевной тревоги" каждый раз возвращается сюда.

И в тёмном чертоге вселенной
Над сонною этой листвой
Встаёт тот нежданно мгновенный,
Пронзающий душу покой.
17-окт-2014 01:44 am - Колокольня
написала две строфы

Секунду подожди
Не отрывай ладони,
Пока в твоей груди
Пылает колокольня

И дерево трещит,
Пищит древесной птицей,
Она к тебе на ты,
Зовёт испить водицы.


и потом уже отдельно прикрепила к ним текст, который на самом деле из несколько другого звучания, иной истории, но позволил превратить строфу в песню.

Забудь меня скорей,
Не раздувай уголья.
Мне больно без тебя.
Но и с тобой мне больно.

Когда в твоей груди
Гремит огонь крылатый,
Не спрятать, не уйти,
Не наложить заплаты.

Нельзя унять огня,
Не обжигая пальцы.
Мне больно быть с тобой,
Мне больно расставаться.

Секунду подожди,
Не отрывай ладони.
Теперь в твоей груди
Дотлела колокольня.

А концертное исполнение того, что вышло, можно услышать здесь:

https://soundcloud.com/asya-chaschinskaya/belfry

________________________
28-окт-2012 06:13 pm - Дыши, дыши

Дыши, дыши,

Овладевай искусством

Дышать, и слышать

ритм, принимать

Пространства часть

Как должное, как долг.

Дыши, дыши

Душою ощущая ношу

Давленья атмосферного столба,

Которое, конечно, не из лёгких

И обжигает губы иногда.

Вокруг тебя – враждебная среда.

Ей не противятся лишь трупы и предметы.

Вдыхать, сопротивляясь – суть труда.

Я - Гамлет.
Глазницы порога
Раскрыты широко,
Вступаю босыми ногами.
Отец мой откроет
Дверь в Вечное Море,
А я - веселюсь и играю.
И то ли измена,
И то ли Морана,
А то ли - театр Ла Скала.
Я - Гамлет.

Алькан считался во второй половине XIX века одним из крупнейших мастеров романтического пианизма. Ханс фон Бюлов назвал его «Берлиозом фортепьяно», Бузони писал о Листе, что того можно причислить «к величайшим композиторам, жившим после Бетховена: Шопену, Шуману, Алькану и Брамсу». Антон Рубинштейн посвятил Алькану свой Пятый фортепианный концерт.
Увы, на долгие годы этот композитор был забыт. В первую очередь, из-за технической сложности исполнения.
Шарль Валантен Алькан
1813-1888 (!!!!)

забытый и прекрасный композитор.
89222164_4000491_ALKAN

26-июл-2012 02:25 pm(без темы)
vlcsnap-2012-07-26-12h13m18s62
Анна Макарова - прекрасная скрипачка, чувствующая звук и время. Верю, что когда мы в полном составе музыкантов составим программу, найдутся место и публика, подходящие для того, чтобы мы могли привлечь к себе любовь пространства :)
This page was loaded июл 22 2017, 10:29 pm GMT.